«Эти платья живые, от них исходит тепло»
Фото: Оксана Мурзина

Фото: Оксана Мурзина

Корреспондент РП понаблюдала за работой хозяйки мастерской национального кабардинского костюма

Создание национального кабардинского (черкесского) костюма — процесс долгий и кропотливый. Важно не только соблюсти все тонкости золотого шитья и особенности кроя столетней давности, но и «подогнать» их под современного человека.

Когда-то Черкесия считалась законодательницей мод. Причем не только на Кавказе, но и в России, Польше, Крыму и Турции. Элегантные, легкие и вместе с тем функциональные мужские черкески, и богато расшитые женские платья с различными подвесками не оставляли равнодушных на протяжении нескольких веков. В настоящее время интерес к национальной одежде разгорелся с новой силой.

Хозяйка мастерской национального костюма Мадина Хацукова занимается изучением и реконструкцией традиционной кабардинской (черкесской) одежды уже два десятилетия. За это время Мадина изучила все ее тонкости и создала собственную коллекцию, полностью соответствующую образцам позапрошлого века и более раннему времени. По ее признанию, сохранилось очень мало старинной одежды, в основном ее можно найти в музеях Северного Кавказа, еще меньше письменных источников, по которым можно детально восстановить процесс пошива и вышивки.

– После Великой Отечественной войны и на протяжении XX века источники и сама одежда уничтожались. Пришлось изучать то, что находится в музеях, буквально на ощупь, так как это сама одежда. Только у осетин есть одна фотография конца XIX века, где видно, как девушки плетут шнуры для отделки, — рассказывает мастерица, отмечая, что у этих вещей потрясающая энергетика. — Эта одежда сшита не идеально, вышивка не идеальная. Там есть к чему придраться, но в отличие от современных платьев, сделанных на пять с плюсом, они живые, от них исходит тепло. Это сложно выразить словами, это надо почувствовать.

Еще полтора века назад, рассказывает Хацукова, черкесской одеждой любовались даже в российской столице, где при дворе Николая I служил черкесский эскадрон численностью в несколько сотен человек, исполняющий функции императорской стражи. Современники называли великолепной их военную форму. Некоторые детали этой одежды были позаимствованы другими народами. Например, кубанские казаки до сих пор носят черкески, считая их неотъемлемой частью своего национального образа. Да и сами кабардинцы, адыгейцы и другие народы Северного Кавказа все чаще появляются в обществе в традиционных нарядах: надевают их во время национальных праздников, женятся и выходят замуж в них.

Однако, как говорит Мадина Хацукова, это совсем не те черкески, которые носили сто и двести лет назад: «Совсем другой крой. Шашкой в них уже не помашешь». Когда Мадина задалась целью восстановить подлинный крой старинной черкески, она пошла в Национальный музей КБР.

– Там есть одна черкеска конца XVIII века, — рассказала она. — С нее и делали выкройки. Проверяли то, что получилось, на директоре музея Феликсе Накове, который владеет шашкой. Пришлось несколько раз переделывать, не было свободы движений, швы врезались в кожу. С тех пор я сделала всего две черкески по старинному крою. Сейчас вот поступил третий заказ. Уже второй месяц собираюсь с духом.

Мадина показывает фотографию своего творения. На манекене черкеска выглядит, мягко скажем, странно.

– Это европейский манекен, — объясняет она. — У адыгов в прошлом веке были совершенно другие фигуры. Очень сложно «посадить» старинный крой на фигуру современного человека. Она должна быть не только идеальной, без животика и складок, но и предполагает особую осанку. Таких сейчас практически нет.

Что касается женского традиционного наряда, то и здесь свои особенности. Примечательно, что кроится он так же, как мужской. Но расшивается вышивкой вручную и вручную же украшается различными басонными изделиями из золотых и серебряных нитей (тесьма, бахрома, шарики, подвески, плоские и круглые шнуры). Гармоничное, совершенно не аляповатое сочетание вышивки и басонных украшений — отличительная особенность золотошвейного искусства адыгов (черкесов), первые упоминания о котором появляются в X веке в заметках арабского путешественника Масуди. Из археологических находок известен кафтан, расшитый золотым шитьем и украшенный серебряными позолоченными пуговицами, принадлежащий знатной адыгейской женщине. Он был найден в кургане близ аула Шенджий (Адыгея) и относится к XIII-XIV вв.

Мадина рассказывает, что в традиционных этнических золотошвейных работах применяются два вида техники: способом «в прикреп» («дыщэ идэ») и гладью («бэзэр идэ»). Шитье «в прикреп» выполняется по настилу из ниток на отдельном куске материала. Каждый элемент орнамента вышивается отдельно, а потом собирается в цельный узор. Готовую вышивку лощили кабаньим клыком, промазывали с изнаночной стороны клеем для придания твердости и после высыхания вырезали и нашивали на основную ткань по принципу аппликации. Вышивать «гладью» стали намного позднее, только в XIX–XX вв. Для нее вырезали трафарет из бумаги или кожи, нашивали его на ткань, а затем покрывали его золотыми и серебряными нитями. Благодаря трафарету такая вышивка не нуждалась в проклеивании. По словам Мадины Хацуковой, от традиционного русского золотого шиться адыгское отличается тем, что выглядит более плоским.

Чтобы полностью вручную расшить женское платье, мастерицам Мадины понадобилось больше года.

– У нас был заказ на традиционный кабардинский наряд невесты. Мама девушки пришла заранее и не зря. Вышивка заняла более года. Еще полгода ушло на само платье, на традиционную шапочку, пояс, нагрудник и аксессуары, — рассказывает хозяйка мастерской. — Еще один наряд невесты был куплен из моей коллекции. Больше пока заказов на полностью ручную работу не было, — говорит дизайнер. Дело в том, что такой наряд стоит несколько сотен тысяч рублей, и его может позволить себе не каждая невеста. Поэтому зачастую вышивка выполняется машинным способом. Сценические костюмы для танцевальных коллективов Северного Кавказа расшиваются так же. Однако для своей семилетней дочери Александры мастерица уже начала вышивать элементы орнамента для подлинно кабардинского свадебного наряда.

«Когда Амир выносил меня из дома, я рыдала» Далее в рубрике «Когда Амир выносил меня из дома, я рыдала»Как автомойщик и несколько школьников спасли из огня 86-летнюю женщину Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»